Новости Публикации Научные открытия Консультации Файлы МКБ-10 Реклама Контакты Вход Мобильная версия

Святослав Сысолятин: После эндоскопии на лице не остается шрамов

Почему эндоскопические операции челюстно-лицевой хирургии не входят в систему ОМС и почему так непросто найти специалистов, владеющих данной техникой? На вопросы обозревателя "РГ" отвечает профессор кафедры хирургической стоматологии и челюстно-лицевой хирургии РУДН, доктор медицинских наук Святослав Сысолятин.

Святослав Павлович, вы закончили стоматологический факультет Новосибирского медицинского института. Обычно выпускники этого факультета трудятся стоматологами. Вы не встали к стоматологическому креслу и бормашине, а занялись весьма неизведанной областью - эндохирургией лица и полости рта…

Святослав Сысолятин: Боюсь, вы не совсем в теме. Выпускники стоматологического факультета всегда могли заняться челюстно-лицевой хирургией. Другое дело, что для этого требуется пройти дополнительное последипломное обучение. А что касается эндохирургии, то мне повезло: в моем распоряжении оказалось эндоскопическое оборудование, и было бы грешно им не воспользоваться.

Какие операции на лице вы проводите?

Святослав Сысолятин: Когда я начинал, эндоскопия использовалась только для хирургии носа, околоносовых пазух и височно-нижнечелюстного сустава. Но постепенно к этому прибавилась хирургия слюнных желез, травм лицевых костей. Естественно, что сфера применения эндоскопии растет, поскольку именно на лице нежелательны следы операций - уродующие рубцы, швы.

Один пример: в слюнных железах возможно образование камней. Эти камни вызывают воспаление желез, причиняют боль. Конечно, от них надо избавляться. Традиционно проводилась операция по удалению слюнной железы. Как следствие - на лице оставался грубый рубец, нередко нарушалась мимика, страдала чувствительность и так далее. Сейчас, с помощью эндоскопии стало возможным удалять камень через миниатюрный разрез, а иногда и вовсе без него. В большинстве случаев такая операция, как и другие операции на лице с помощью эндоскопа, проводится амбулаторно.

И часто приходится удалять камни из слюнных желез?

Святослав Сысолятин: Да. Это очень распространенная проблема. Но есть еще более востребованные области применения нашей методики. Имею в виду, например, гаймориты. Страдающих ими не перечесть. Считается, что гаймориты лечат отоларингологи. И это действительно так. Но гаймориты разные, в том числе вызванные инфекцией зубов, имплантатами, связанными с ними операциями, травмами и так далее. Такие гаймориты имеют свои особенности, и лечить их приходится челюстно-лицевым хирургам.

И как они делают? Что оперируют?

Святослав Сысолятин: После того, как становится ясна причина гайморита - наличие в пазухе носа кисты, инородного тела, например имплантата или пломбировочного материала, - мы можем удалить это из пазухи через минимальный проход в носу или во рту. Такие операции не оставляют следов, не нарушают нормальную анатомию. В то время как традиционные требуют широких разрезов, могут приводить к формированию костного дефекта стенки пазухи, чреваты множеством негативных последствий, осложнений.

Один из очень актуальных вопросов - избавление от последствий травм лица: переломов челюстей, носа… Они не только уродуют, они мешают нормально жить. Это возможно?

Святослав Сысолятин: Возможно не все. Хотя многое мы уже умеем. Та же сломанная челюсть. Обычные методики вынуждают проводить широкие разрезы на лице, чтобы собрать и зафиксировать отломки кости. Теперь можно это сделать без видимых следов на лице через проколы или разрезы во рту или в носу. Стоит сказать о височно-нижнечелюстном суставе. Обычно люди на него не обращают внимание. Но если он заявляет о себе, например, человек не может открыть рот, жевать жесткое, страдает от боли…

Куда податься? Физиотерапия, компрессы, специальные пластинки во рту - все это может помочь лишь на начальной стадии заболевания сустава. Стадии, на которой пациенты редко осознают последствия неприятности, и не обращаются к врачу. А обращаются тогда, когда процесс зашел далеко, когда компрессы с примочками не помогают. Требуется операция, которая не только оставит рубец на лице, но и может привести к грубому нарушению мимики, так как в зону операции попадает лицевой нерв.

Очень хорошо, что сейчас имеется иной путь помощи - артроскопия. С помощью проколов можно осмотреть сустав эндоскопом, найти причину болезни и устранить ее. И сделать это не только эффективно, но и быстро. Раньше для проведения хирургического лечения пациенты госпитализировались на неделю-полторы. Теперь на один-два дня.

Мой традиционный вопрос: операции, о которых вы говорите, доступны? Или они - достояние счастливчиков? Они проводятся по системе ОМС? Или пациент за них платит из своего кармана?

Святослав Сысолятин: К сожалению, пока эти технологии имеются не во всех клиниках. Оказывается, что само оборудование стоит немалых денег, и не все медицинские учреждения могут себе его позволить. Но главное другое: дефицит специалистов. Их подготовка не входит в общую программу последипломного обучения. Потому до сих пор это прерогатива обучения за границей, что, на мой взгляд, неправильно.

Извините, вы же сами ведете такое обучение?

Святослав Сысолятин: Веду, но… Так как оно не входит в официальную программу подготовки кадров, оно за его пределами, то, естественно, желающие обучиться вынуждены платить. Есть еще одна проблема. Обучение требует отработки хирургических навыков. Для этого нужна особая материальная база, которая у нас практически отсутствует. Мы вынуждены обращаться к зарубежным коллегам. Это влекет к тому, что подобные операции не входят в систему ОМС, и значит, оплачиваются пациентами.

Но если даже самая лучшая методика не доступна всем, кто в ней нуждается, она утрачивает свою значимость?

Святослав Сысолятин: Я бы сказал по-другому. Значимость остается, но сдерживается развитие этого направления. Хотя очевидно: чем шире применяется технология, тем успешнее развивается само направление.

Образно говоря, шрамы не скоро уйдут с лица.

Святослав Сысолятин: А я все-таки оптимист. И знаете почему? Все ощутимее давление со стороны пациентов: они требуют от нас малотравматичных, более эффективных методик. А спрос неизменно рождает предложение. Еще десять лет назад коллеги не проявляли интереса к эндотехнологиям. А теперь просто требуют, чтобы их научили. Время диктует: обучение таких специалистов надо включить в госпрограмму подготовки врачей.

Святослав Сысолятин родился в 1973 году в Новосибирске в семье врачей. Отец Павел Гаврилович - челюстно-лицевой хирург, лауреат Государственной премии СССР и Премии правительства РФ. Мама, Нина Ивановна, была главным стоматологом Новосибирска. В 1995 году Сысолятин закончил Новосибирский медицинский институт. Кандидатская и докторская диссертации посвящены применению эндоскопических методик в челюстно-лицевой области. Жена профессора Екатерина Вениаминовна акушер-гинеколог. Святослав Павлович - отец двоих детей

Поделиться:

Поделиться:

Количество просмотров: 188
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Система Orphus
Иллюстрация:
Святослав Сысолятин: После эндоскопии на лице не остается шрамов, Красноярск