Новости Публикации Научные открытия Консультации Файлы МКБ-10 Реклама Контакты Вход Мобильная версия

Работодатели, медики и психологи о последствиях пенсионной реформы

Президент Владимир Путин назвал свои условия повышения пенсионного возраста в России. По его словам, и мужчины, и женщины должны уходить на пенсию на 5 лет позже — в 65 и 60 лет соответственно. Мы решили узнать, что думают о реформе сами красноярцы, работодатели, а также медики и психологи. Александру — 59 лет. Он профессиональный водитель с 20-летним стажем. Первые 5 лет работал на грузовиках, последние 15 — водит автобус. Мужчина планировал выйти на пенсию в сентябре 2019 года, но, если реформу примут, на пенсию он пойдет не раньше 2020-го.

— Полгода мне добавляется. Очень тяжело будет работать дальше на автобусах, а больше я ничего делать не умею. Конечно, было бы лучше, если бы 60 исполнилось и пошел на пенсию, а так, если примут реформу, с государством не поспоришь… — говорит мужчина.

График работы у Александра 2 через 2, на линию выходит в 7 утра, заканчивает около 9 вечера, раз в месяц выпадает «закрывашка» — работа на последнем автобусе, тогда освобождаешься не раньше 11 вечера. После выхода на пенсию работать мужчина не планирует.

— Конечно, дома сидеть, потому что на автобусе уже тяжело будет… Если бы я сидел в кабинете, мне было бы проще, я бы дальше работал. Да и нас сильно-то не будут брать. Уже и реакция не такая, а в городе знаете, какое движение? — говорит Александр.

Свою историю рассказывает и Николай Петров. В октябре мужчине исполнится 59 лет, через год он планировал пойти на пенсию. Тем не менее теперь красноярец и вовсе не понимает, когда придет его время.

— То, что в Интернете читаю, везде какие-то разночтения. Я пока не могу понять, что там написано. Получается, что по новому закону я в 64 попаду? — спрашивает мужчина.

Трудовой стаж у Николая 39 лет, из них 30 лет красноярец отработал в сфере ЖКХ — прошел путь от электромонтера до директора предприятия. Шесть лет назад в компании сменился собственник, который «захотел увидеть в команде своих людей», и мужчина в 53 года остался без работы. Год красноярец стоял на учете в службе занятости, но там не могли ничего подобрать, потому что последние 15 лет мужчина занимал руководящие должности.

— Не то что руководящих должностей, даже на уровень начальника участка вакансий не было. Я сам ходил по предприятиям, мне везде отказывали. Я так понимаю, по двум причинам — то, что возраст большой, уже никому не нужный, и то, что был руководителем, а брать мастером — это никому не надо.

После этого Николай работал прорабом, затем сторожил военные склады в Бурятии, но понял, что это «чересчур и ниже некуда», и отказался. Три года назад повезло — по знакомству получилось устроиться на предприятие в сфере ЖКХ — работа офисная с периодическими выездами по краю.

— Честно скажу, не совсем доволен, я производственник. Для меня все эти кабинеты… Не мое это, но куда деваться, надо как-то до пенсии доработать. Если будут финансовые возможности у предприятия, то буду и на пенсии работать, если не будет — будет необходимо искать, сторожем или еще кем-то. А в целом раньше думал, что досижу до пенсии и попробую организовать управляющую компанию. Но с этими законами это дело оттягивается еще неизвестно на какой срок, — говорит мужчина.

«Уходят на пенсию и возвращаются»

Своя точка зрения на работников-пенсионеров есть и у работодателей. Как рассказала первый заместитель генерального директора ОАО «Молоко» Людмила Полякова, на их предприятии пенсионеров много — около 30% от общего числа сотрудников. К ним здесь относятся «с почтением и уважением», а вот «не очень добросовестные» есть как среди пожилых, так и среди молодежи.

— У нас есть подобные пенсионеры, что еще фору дадут молодым. На больничный нет, часто не ходят, у нас с этим строго. Молодые даже чаще — то детки у них болеют, то сами, — говорит руководитель.

При наступлении пенсионного возраста часть сотрудников сразу уходят отдыхать, другие остаются на работе. Обычно это зависит от тяжести труда.

— Есть такая работа, которую тяжело делать физически. Скажем, на линии масла с ящиками, пусть они по 20 кг, но это 3 тонны за смену — перебросать, налить, приготовить, это очень много, — говорит Людмила Полякова.

Согласен с ней и генеральный директор ОАО «Сибиряк» Владимир Егоров. По его словам, работников пенсионного возраста есть смысл делить на две группы: служащие и рабочие.

— Администрация, начальники отделов, конечно, у них работа поспокойней, они показывают себя с высокоположительной стороны, потому что у них большой опыт, есть чему молодежи поучиться. Но есть люди, которые работают на линии — на монтаже, имеется в виду тяжелая физическая работа, как правило, они устают. До 63 можно работать, но иногда оставляем и дольше, когда они работают наставниками.

А вот медлительностью и рассеянностью пожилые сотрудники, по словам Егорова, не страдают. По его мнению, это показатели не старости, а болезни.

— Если человек рассеянный, то это уже склероз или, может быть, артрит. Это не старость, это болезнь. Мы каждый год проводим профосмотры, и каждый раз до 30 человек приходится увольнять или переводить на другие работы. Заболевания разного порядка — и раковые, и зрение, и катаракта, чего только нет. Возрастное — это в основном зрение. Со зрением уже нельзя работать на монтаже, даже молодых не берем с этими. Но у нас многие пошли и просто сделали операцию на глаза, понимая, что надо оставаться на работе.

С наступлением пенсионного возраста, по словам Егорова, работники мало хотят уходить на пенсию, и дело даже не в деньгах.

— Я вот пенсионер, мне 67 лет. Я же работаю — с утра и до вечера, до 8–9 часов. Когда сижу дома, просто не нахожу себе места, не знаю, как убить время. Но есть и те, кто всю жизнь эту пенсию ждал, ждал... Но, как правило, и они возвращаются, — говорит Егоров.

«Люди будут болеть…»

Главный внештатный специалист-гериатр краевого минздрава Ирина Завгородняя рассказала, что наиболее часто у пациентов «за 60» встречаются острый инфаркт миокарда, острое нарушение мозгового кровообращения, опухоли желудочно-кишечного тракта, хроническая обструктивная болезнь легких, пневмония и ревматоидный артрит. Тем не менее если человек придерживается здорового образа жизни, то и в 60 лет он вполне может работать.

— Если человек ведет здоровый образ жизни без вредных привычек — не пьет, не курит, занимается в меру каким-то видом спорта — делает по утрам гимнастику или ходит ежедневно по 2–3 часа, то в принципе подобные люди вполне работоспособны, — рассказала специалист.

Какое количество людей в 60-летнем возрасте подходит под данное описание, врач не сообщила, такой статистики в министерстве нет.

Практикующий психолог Татьяна Трифонова признает, что увеличение пенсионного возраста — это стресс для большинства людей. Она называет случившееся «неоправданными ожиданиями».

— Представьте, вы настраивались на бег в дистанцию 5 км, рассчитывали свои силы и бежите, а потом вам рассказывают: «Нет, оказывается, территория увеличилась и вам нужно бежать еще 3 км». Люди не распределили свои силы — они сваливаются, расстраиваются, не знают, как дальше жить. Все, для них наступила черта отчаяния, — говорит психолог.

У оказавшихся в подобной ситуации, по мнению специалиста, есть только два пути: пребывать в отчаянии, сожалеть и расстраиваться — и тем самым еще больше подрывать свое здоровье — либо принять реформу как данность и перепрограммировать свой жизненный путь.

Поделиться:

Поделиться:

Количество просмотров: 231
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Система Orphus
Иллюстрация:
Работодатели, медики и психологи о последствиях пенсионной реформы, Красноярск