Новости Публикации Научные открытия Консультации врачей Файлы Поезд здоровья Медучреждения Реклама Контакты Вход Мобильная версия

Военная клиника в Петербурге будет проводить 20 тысяч операций в год

Термин "поликлиника" вызывает ряд ассоциаций: люди в синих бахилах, грусть на лицах, молчаливые очереди к врачам. МПК - Многопрофильная клиника Военно-медицинской академии им. Кирова в Санкт-Петербурге - это слом всех обывательских стереотипов. Нет, конечно же, здесь тоже есть регистратура, соблюдается больничная чистота, военные и гражданские пациенты ожидают приема врача.

Уже при входе в клинику ваш взгляд приковывает макет комплекса. Масштаб поражает: это не просто новый корпус академии. Это нечто иное.

С высоты полета коптера комплекс из шести корпусов (в них специализированные клиники, отделения, кафедры академии) образует восьмиугольник. Плюс отдельно стоящий 7-й корпус, где царство учебы и науки. В частности кафедра авиационно-космической медицины, патологической анатомии и научно-исследовательский центр.

В цифрах: 147 тыс. кв. метров площадь застройки, на возведение монолитного каркаса ушло 65 тысяч кубометров бетона и 10 тысяч тонн арматуры. 120 тыс. км - протяженность инженерных сетей и кабелей. В семи корпусах - 15 кафедр, 15 лечебно-диагностических центров, 8 научно-исследовательских лабораторий. Установлено 22,5 тыс. единиц оборудования, 10% из которых, как считают специалисты, не имеет аналогов. На крыше четвертого корпуса - вертолетная площадка.

При выходе на полную мощность в ее операционных будут проводить до 20 тысяч операций в год.

Между тем данной клиники могло и не быть. Можно даже использовать более жесткую формулировку: ее точно не было бы, если не получилось остановить идею конца 2011 года. Тогда неожиданно решили перебазировать академию им. Кирова в пригород Санкт-Петербурга. Сотрудники и ветераны академии были просто в шоке от затеи.

Но разум восторжествовал, и академию оставили в городе.

22 августа 2014 года на ее территории Сергей Шойгу заложил первый камень многопрофильной клиники.

МПК строили быстро, как говорится, без шума и пыли. Точнее, шум и пыль были, но в допустимых пределах: стройплощадку оградили 8-метровыми звукоизолирующими заборами. На месте будущего строительства снесли 11 ветхих строений и возвели новые корпуса. На это ушло 828 суток. Комплекс органично вписался в архитектуру исторического центра Санкт-Петербурга.

И уже 30 июля 2017 года клинику открывал Владимир Путин.

МПК возглавил полковник медицинской службы Анатолий Завражнов: доктор медицинских наук, профессор. За плечами 25 лет работы хирургом, две войны, ранение. В 2014 году был главным врачом сочинской больницы - обеспечивал медсопровождение Олимпиады.

"По опыту работы главврачом города Сочи: сосредоточение обучения и клинической работы внутри одного комплекса зданий позволяет сократить сроки обследования, сэкономить финансы, эффективно использовать кадры, - отмечает Анатолий Анатольевич. - Получаем консолидацию усилий, штата, средств, научного потенциала, можем более эффективно и быстро оказывать помощь".

Парадокс в том, что академия больше ста лет не получала таких подарков от строителей. Знаете, какой до этого был самый "свежий" корпус ВМА? Клиника военной травматологии и ортопедии - ее сдали за год до начала… Первой мировой войны!

Если перевести площадь новостройки из квадратных метров во что-то более понятное и осязаемое, то получим 22 футбольных поля. Впечатляет. Но и для полноты масштабов нужна еще пара штрихов. Стены клиники образуют периметр лишь физический. Образно говоря, руки врачей и ученых простираются далеко за пределы условных футбольных полей - на тысячи километров.

- Котельный, Шмидта, Врангеля, Земля Александры, Новая Земля, - перечисляет подполковник медицинской службы Егор Демидович. - В систему наших удаленных телемедицинских консультаций входит 21 объект.

Подполковник Демидович возглавляет отдел телемедицинских технологий Центра координации медицинского обеспечения МО РФ.

Наша армия и флот контролируют огромные территории в Арктике. Освежим познания в географии: Котельный - самый большой остров в архипелаге Новосибирских островов, остров Шмидта - в архипелаге Северная Земля, Земля Александры - остров архипелага Земля Франца-Иосифа. А остров Врангеля вне архипелагов, это наш форпост в Северном Ледовитом океане. Соответственно, солдаты и матросы несут службу на удалении от госпиталей. На базах и в островных гарнизонах развернуты медпункты, роты и медицинские отряды, но на каждом островке в океане не установишь стационарные рентгены, электрокардиографы или, скажем, гематологические анализаторы. Дорого и неэффективно: будут редко использоваться. За исключением того, для решения насущных проблем медикам нужна не столько громоздкая аппаратура, сколько интеллектуальная помощь коллег.

Происходит это так: где-то на затерянном во льдах Арктики острове перед телевизором сидит врач и беседует с Питером: со специалистом нужного профиля.

- Если есть необходимость - соберем консилиум, - уточняет Егор Демидович. - Так, недавно провели консилиум с госпиталем в Хабаровске. Участвовало семь специалистов, отработали качественно и плодотворно.

В интересах больного могут привлечь и профессора с мировым именем.

Центр функционирует с лета 2018 года. За год число объектов телемедицинских консультаций возросло почти втрое. А в недалекой перспективе можно будет проводить удаленные сеансы, например, с подводными лодками в автономном походе.

Еще недавно такое представить было просто невозможно.

Кстати, о времени и пространстве. В 7-м корпусе клиники корреспонденты "РГ" застали курсантов, которые работали в стратосфере. Совершенно серьезно. Мы - на кафедре авиационной и космической медицины, в классе кислородного обучения. Парни работают в штатных высотно-компенсирующих костюмах, точно подобные стоят на снабжении ВКС. Будущие доктора на высоте: отрабатывают практические навыки тренировки речи под избыточным давлением.

Переходим в соседнее помещение: в термобарокомлекс "Табай". Огромная камера, вход через шлюз, закрываемый полутонными дверьми. Внутри создают любые климатические условия. От Крайнего Севера до тропиков: от минус 70 до плюс 100 градусов по Цельсию. Вдобавок условия полета на высоте 36 км.

Стратосфера, знаю, заканчивается на 10-12-м км. Какие задачи они решают на 36-м км - даже не рискую спрашивать. Но надо - значит надо, где Родина прикажет вести бой - там и будут.

С этим комплексом связана интересная история. Во второй половине 1970-х его закупили в Японии через страну-посредника. И все эти десятилетия он был неоценим для исследований по адаптации бойцов к ведению боевых действий в экстремальных климатических условиях.

В последние годы, пока строили новую клинику, "Табай" проходил глубокую модернизацию. Сейчас он больше отечественный, чем импортный. И по стечению обстоятельств сегодня установлен фактически на прежнем месте. Обновленный комплекс в новом здании. Его уникальные возможности по-прежнему нарасхват. Как и всего потенциала научно-технического центра академии. Заказчики исследований: от бойцов горных бригад спецназа до спортсменов.

А учебно-тренажерный комплекс научно-исследовательского отдела обитаемости разработан питерской компанией. Такие комплексы приказом министра обороны установлены в частях спецназначения в Рязанском училище ВДВ и здесь. Позволяют рассчитывать оптимальные нагрузки на бойца, оценивать его энерготраты в бою и на марше, метаболизм. Плюс исследования экипировки: той, что есть сегодня, и той, которая поступит в армию завтра.

Беру в руки пулемет Калашникова: это реальное оружие, которое деактивировали для тренажера. Реальная нагрузка на спусковой крючок, почти реальная отдача - за счет сжатого воздуха, который закачен под давлением в 10 атмосфер. Включают тренажер - и ты уже не в лаборатории, а на поле боя. Наступает вражеская пехота, идут танки. Грохот - уши закладывает…

Как это все совмещается под одной крышей? Здесь же и лечат, и обучают, и проводят научные исследования, и "воюют".

Замечательно сочетается. Строители создали комплекс, который объединил и десятки специализированных клиник, и классические кафедры для обучения будущих военных врачей (сейчас в академии обучается почти 6 тысяч человек), и оснащенные по последнему слову науки и техники лаборатории для ученых. В которых они проводят разработки, благодаря которым у солдата XXI века возрастают шансы не стать пациентом врачей.

Или становиться пациентами как можно реже. С последующим возвращением в строй.

В семи корпусах - 27 операционных и 15 лечебно-диагностических центров. Установлено 22,5 тыс. единиц оборудования. На крыше клиники есть вертолетная площадка с возможностью экстренной доставки больного военно-транспортными вертолетами. При выходе на полную мощность - до 20 тысяч операций в год, из них 16 тысяч - высокотехнологичных.

Факультеты: 1-й - руководящего медицинского состава; 2-4-й - врачи для всех родов войск; 5-й - подготовки врачей для армий иностранных государств; 7-й - факультет гражданских врачей; 8-й - среднего профессионального образования (фельдшеры). На территории есть собственный парк для прогулок персонала и пациентов.

В клинике 8 научно-исследовательских лабораторий: проводят исследования в интересах Минобороны России, других силовых структур, гражданских вузов и для спорта высоких достижений. Здесь же расположен первый в Российской армии Центр координации органного докторства и трансплантации.

Поделиться:

Это интересно:

Количество просмотров: 50
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Система Orphus
Иллюстрация:
Военная клиника в Петербурге будет проводить 20 тысяч операций в год