Новости Публикации Научные открытия Файлы Поезд здоровья Медучреждения Реклама Контакты Вход Мобильная версия

Как у земского доктора отобрали подъемные

В редакцию "Российской газеты" обратилась за помощью врач-специалист Изольда Чернова из Липецкой области. Она - земский доктор в селе Пушкино. Ей так и не дали положенный по федеральной программе миллион рублей, даже суд встал на сторону чиновников. Тем не менее после вмешательства "РГ" действиями облздрава заинтересовалось региональное управление СК России, которое начало проверку.

Добраться до Пушкино несложно, от Липецка всего два часа на автобусе. Найти медпункт получилось не сразу.

- А вам в наш ФАП зачем? - насторожились бдительные пушкинцы. - Вы новый доктор, что ли?

Ответить толком не успеваю.

- Не надо нам никого! - машут руками два соседа.

- А что, такая у вас врач хорошая? - спрашиваю.

- Ой и хорошия! - отвечает прохожая. Диалект здесь певучий, яркий. - С давлениями к ней ходим. Помогаит! Раньше все лечиться ездили кто куды. А теперь зачем? Так вы точно не новый врач?

Аккуратный ФАП построили здесь недавно. Новенькое здание контрастирует с заброшенной постройкой, которую местные называют столовой. Во дворе водитель намывает "скорую", на входе в медпункт никого. Сразу в холле ярко светится витрина аптеки, чуть дальше - кабинет стоматолога, в креслах для ожидания приема - один человек. Здесь мы и встречаемся с Изольдой Черновой.

- А давайте там поговорим, там спокойно, - приглашает она в зал "популяризации ЗОЖ". Есть, оказывается, в деревенском ФАПе и такое.

Изольда Владимировна начинает издалека. Работа врачом не была ее детской мечтой, хотя сама она, сколько себя помнит, общалась с медиками. Причиной тому - собственные проблемы со здоровьем.

- Я хотела стать или историком, или переводчиком, - вспоминает Изольда с улыбкой. - Но как-то в больнице, куда меня в очередной раз госпитализировали, разговорилась с женщиной. И вот она-то мне и сказала вдруг: не надо. Стань медиком. Я в школе тогда училась и не думала об этом. Да и в целом - такое образование... Если только поступлю на бюджет. Нас три сестры, мама одна, папа умер... Платное бы просто не потянули.

И все же Изольда поступила. Училась и подрабатывала. Направление на учебу брала в Добринской райбольнице и даже не думала, что далеко уедет от родных мест после вуза.

- Мама у меня в селе неподалеку, чего искать? Вот и вернулась, - говорит доктор.

Начало ее работы совпало с открытием новенького ФАПа. Телевидение и местные газеты рассказали о врачах, решившихся на старт карьеры в селе. Каждый стал участником программы "Земский доктор". Вот и Изольда так решила.

- Заявления написали, документы в отдел кадров районной больницы отдали. И тут началось, - вспоминает она.

Месяцы идут, а денег нет. Изольда позвонила коллегам, которые пришли на работу вместе с ней. Выяснилось, что их миллионы уже получены, некоторые даже потратить успели. А она ждет. Уже и новый год начался. Стала обивать пороги: в отделе кадров больницы попросили переписать заявление. Переписала. Но дело не сдвинулось с мертвой точки.

Разослала запросы, до Минздрава РФ дошла. Оттуда запросы "спустили" в Липецкую область. Здесь же чиновники ответили: "Не положено". Выяснилось, что все документы Изольда Чернова должна была приносить в управление здравоохранения сама - сразу же после того, как трудоустроилась, или направлять заказным письмом.

Она же, по словам чиновников, этого не сделала, а работодатель, то есть тот самый отдел кадров, не обязан был о чужих деньгах заботиться. И если уж заявления от врача не поступило, выделить миллион просто невозможно. Выяснилось, что первое заявление, написанное сразу после трудоустройства, в областное управление не передали. А то, которое Изольда переписала, было датировано уже следующим годом. Потому и отказали.

Тем не менее у самого врача вопросов стало еще больше. А если бы она пришла на работу, например, 31 декабря, кто и когда успел бы рассмотреть ее заявление?

- Мне посоветовали обратиться в суд, что я и сделала, - говорит врач. - И обрадовалась, когда Правобережный районный суд Липецка признал мою правоту. Обязал деньги выплатить. Только за два дня до вступления в силу этого решения в областном управлении здравоохранения решили его обжаловать, и уже облсуд на мою сторону не встал. И что уже делать - я не знаю. Мне рассказывают: "Устраивайся в другом селе и теперь не верь никому. Все сама делай". Но эти советы мне не нужны. Понимаете, с одной стороны, я обязана отработать здесь три года, примерно половина срока прошла. Иначе я должна вернуть району больше ста тысяч, ведь направление на учебу здесь мне давали. Но не только в этом дело. Отработать можно и переехать можно, я просто не знаю, как это все оставлю...

Было бы что оставлять... жилье съемное новому доктору нашла медсестра.

Перспектив его приобрести - никаких. Домик-развалюшка тут стоит свыше 700 тысяч, и сколько еще в него нужно будет вложить, представить страшно. Работа - нервная, потому что приходится отвечать за все самой: и за здоровье людей, и за порядок в ФАПе, и даже за его отопление. Зарплата - чуть больше 20 тысяч.

- Да знаете, я уже привыкла, - с улыбкой говорит Изольда. - Вначале, конечно, хоть волком вой. Люди идут, чего-то требуют. Один мужчина пришел с онкологией, запустил рак горла до такой степени, что глотать не мог. И не объяснишь ему, что надо помогать себе. Орет на меня, карточку в лицо мне бросил... А я что могу? Как-то стала с ним разговаривать понемногу... Говорю, что нужно ехать в Липецк, там сделают так, чтобы пищу можно было вводить сразу в желудок, а он как и не слушает... А потом тихонько так спрашивает: "Вы, доктор, одно мне скажите. Эта болезнь заразная?" Вот тогда я и поняла, что этим людям просто никто ничего не объяснял, не разговаривал с ними. И бывают подобные пациенты, которым я так и говорю: мне сложно будет вас вылечить. Вы же мне не доверяете. Одна женщина услышала, удивилась. И стала все назначения выполнять. Самочувствие улучшилось. И так с каждым. Кому помогу, рассказывают по селу, соседям, знакомым, те идут ко мне. Все бы ничего здесь, да вот лаборанта нет. Лаборатория есть, а лаборанта нет - понимаете? Ну кто ж пойдет на такие-то условия. А у нас на участке больше двух тысяч взрослых и еще дети. Анализы принимают только по пятницам. Потом везут в Добринку, в райцентр. Там пока сделают и нам вернут - целая вечность. А мне результаты нужны здесь и сейчас!

Пока мы беседуем, перед кабинетом выстраивается очередь. Изольда Владимировна продолжает прием. После, если будут вызовы на дом, сядет в "скорую" и помчит по селам.

О миллионе для доктора Черновой в Пушкино тоже переживают. Эти деньги сама Изольда могла бы направить хоть на жилье, хоть на собственное дорогостоящее лечение - проблемы со зрением от доктора пока никуда не делись.

- Вот вам и поддержка! Из утюга разве что не кричат про эти миллионы, - косясь в мою сторону, шепчутся в очереди две дамы. - И жалко-то девчонку. Уедет. Или это нам себя жалко?

Сама Изольда, прощаясь, и вовсе удивляет:

- Знаете, я просто хочу, чтобы эта история с миллионом просто закончилась. Хоть как-нибудь

В Орловской области с аналогичной проблемой столкнулись 18 молодых медработников. Как рассказали корреспонденту "РГ" в прокуратуре региона, в 2017 году они после выпуска устроились на работу в сельской местности. Тем не менее положенные по закону подъемные не получили.

Чиновники облздрава отказали им на том основании, что лимиты федерального финансирования на 2017 год на момент подачи заявки были исчерпаны. Оказывается, что 60 процентов единовременной выплаты выдается из федерального бюджета по линии ФОМС, а остальное доплачивает региональная казна.

В облздраве ситуацию тогда объяснили так: в местном бюджете имелись средства на оплату своей доли, но по линии ФОМС дополнительных средств в 2017 году не дали. А 2018-й - это уже другой год. То есть медики календарно лишились права на социальную поддержку.

Как сообщил зампрокурора Орловской области Сергей Панкратов, была проведена проверка. Она показала, что областные чиновники попросту затянули с оформлением заявки на федеральное финансирование.

Молодые медики трудоустроились в сентябре 2017 года и сразу подали заявления. Но договоры о выплате миллиона рублей с ними заключили в октябре-ноябре, а заявку в Москву орловские чиновники отправили только 13 декабря, когда времени на получение дополнительного транша, по сути, не оставалось. После вмешательства прокуратуры глава облздрава покинул свой пост.

А за миллионы пришлось судиться. "Земские доктора" прошли по две инстанции, поскольку чиновники, проиграв в районных судах, обжаловали решения в апелляции. Но и областная судебная коллегия встала на сторону медработников. Она подчеркнула, что право на меры социальной поддержки не зависит ни от возможностей бюджета, ни от того, что чиновник с опозданием отправил заявку.

В результате к концу 2018 года суды удовлетворили все поданные иски и обязали облздрав выплатить медикам положенные по федеральной программе миллионы.

Иван Полуэктов, прокурор Орловской области

- Вопреки требованиям законодательства 18 врачей не получили единовременную компенсацию. Департаментом здравоохранения своевременно не были приняты решения о предоставлении выплат. Для устранения нарушений и привлечения виновных лиц к ответственности было внесено представление руководителю департамента.

Поделиться:

Это интересно:

Количество просмотров: 205
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
Система Orphus
Иллюстрация:
Как у земского доктора отобрали подъемные