Новости Публикации Популярное Наука и открытия Файлы Медучреждения Связаться с нами Вход PDA

Чего пациенты боятся больше всего

Как лечат больных COVID-19? Много ли среди них тяжелых? Чего они бояться больше всего? Какое самое опасное свойство вирусов? Все эти вопросы корреспондент "Российской газеты" задала врачу-инфекционисту Центральной городской больницы имени Семашко в Ростове-на-Дону Надежде Скрипкиной. Именно эта больница взяла на себя первый удар - здесь начали принимать пациентов с COVID-19. "Нулевой" пациент появился в конце марта, а уже через несколько дней здесь развернулся настоящий госпиталь. Что логично: в больнице два инфекционных отделения.

В 09.00 у Надежды обход. Пациенты, закутанные в провода и приборы, совершенно беззащитны. И сухонькие старушки, и крепкие крупные мужики кажутся спеленатыми младенцами. Из живого на их бледных лицах - только глаза. Ищущие, настороженные, часто испуганные.

Но, как говорит Надежда, большей частью они боятся не за себя - за своих родных и близких, которых могли заразить.

На что жалуются больные? Рассказывают, что испытывают необычные симптомы, сравнивают свое состояние с облучением. Такое ощущение создается из-за сильной общей слабости. Изматывающая температура, реактивный воспалительный процесс. Из экзотических симптомов - потеря обоняния и вкуса. "Это связано с воздействием попавшего в носоглотку вируса на рецепторы", - объясняет Надежда.

"Есть у меня больной Н., 48 лет, - продолжает доктор. - Жалуется на кашель, жар, ломоту. Осматриваю, измеряю частоту пульса, температуру, дыхание. Успокаиваю. Рассказываю, что назначено, на что это подействует. Объясняю, что назначен целый спектр обследований, когда будет исследование крови, органов грудной клетки. Часто спрашивают, какие результаты анализов, просят разъяснить, что они означают".

И так с каждым - терпеливо, внимательно. Больные цепляются за доктора, как за жизнь, начинают рассказывать про родных - потому что у многих они заразились. Делятся, какие симптомы у них, как себя чувствуют. Надежда не спешит, каждому старается помочь и поддержать.

Непосредственно в "красной" зоне врач работает не более трех-четырех часов. На смену ему на дежурство заступает другой. Больные остаются под круглосуточным наблюдением бригады врачей, санитарок, медицинских сестер. Из расчета на 20 пациентов - один врач. В бригаде их четверо, дневные доктора, консультанты.

Надежда, как вы сегодня оценивает ситуацию с новой болезнью?

Надежда Скрипкина: Нынешняя ситуация с коронавирусом необычная и тяжелая. Мы все в напряжении. Хотим помочь всем.

На самом деле, пандемии возникают примерно раз в сто лет. Сто лет назад бушевала испанка. А сейчас мы попали в следующую волну. Эпидемии нас настигают почти каждый год, вспомним грипп Н1N1, бывают кишечные эпидемии. Это тоже тяжелые вирусы, но с ними мы справлялись благодаря прививкам. Пандемия случилась первый раз и, дай Бог, чтобы последний.

Самое опасное свойство вирусов - их способность к мутации. Именно поэтому сложно предсказать, что произойдет через год - не мутирует ли действующий вирус, не вызовет ли новую волну заболеваемости. То же и со сроками. Неспроста идут порой противоречивые данные о сроках окончания пандемии, ведь вирус еще до конца не изучен.

И даже то, как он поведет себя в жаркую погоду, с уверенностью пока никто не скажет. Но на данный момент эпидемиологи контролируют ситуацию, и уже накоплен клинический опыт борьбы с ним.

А чем вы лечите пациентов, ведь лекарства от вируса как такового еще нет? Значит ли это, что пациенты получают лишь симптоматические препараты, помощь для поддержки работы легких, сердца?

Надежда Скрипкина: Мы работаем по временным рекомендациям Минздрава, и в нашем арсенале есть ряд антивирусных и иммунномодулирующих лекарственных средств.

Поскольку вирус новый, методы борьбы усваиваются и подхватываются на лету. Буквально каждый день поступает новая информация, специалисты и врачи всего мира делятся своими наработками в диагностике, ведении больных. Успешно выздоравливающих у нас много, и много пациентов выписаны.

Если взять в расчет общую заболеваемость, то процент тяжелых больных остается невысоким, и это позволяет оказывать необходимую помощь всем. Коечный фонд есть, аппараты ИВЛ в достатке, нам поставили все необходимое медицинское оборудование. Не было случая, чтобы тяжелому пациенту отказали в госпитализации.

Кто все-таки чаще болеет, кто к вам попадает?

Надежда Скрипкина: Когда все начиналось, то койки были заполнены преимущественно теми, кто прибыл из-за границы. Затем вирус распространился уже по территории области, и к нам стали поступать люди, у которых никаких контактов с вернувшимися из заграничных поездок не было.

У нас нет данных, кто больше болеет - медики или кассиры крупных супермаркетов. Болеют все. Меньше, конечно, молодые, у них выше сопротивляемость, чем у тех, кому 70 лет. Тяжелее переносят пациенты, у которых имеются хронические заболевания, сердечно-сосудистая патология, заболевания эндокринной системы и органов дыхания. Констатировали также неблагополучный исход из-за позднего обращения к врачу.

Есть семейные случаи - к нам попали сразу муж и жена, папа и сын. А еще у нас родились два ребенка, от инфицированных матерей, но младенцы полностью здоровы.

А вам - страшно? Вы не боитесь заразиться?

Надежда Скрипкина: Честно? Лично мне - нет. Я чувствую себя защищенной. Я уверена, что костюм, маска, респиратор, бахилы меня защищают. Все уже отлажено, и мы адаптировались.

В некоторых ковид-госпиталях персонал оставляют на работе на неделю, чтобы не было контакта с родственниками. А как у вас?

Надежда Скрипкина: Мы ходим домой. Конечно, соблюдая все правила самоизоляции: не посещаем родителей, не устраиваем праздники. У меня двое детей - они сейчас живут у родителей в Аксайском районе, на воздухе. Дома только муж, работающий на удаленке.

Самое главное соблюдать все меры профилактики. Быть внимательным к себе. При малейших признаках простуды прополоскать горло. Я противник полумер. Вводить масочный режим - значит, вводить, и его должны соблюдать все без исключения.

Мы обязательно победим. Нас много, и мы ощущаем большую поддержку, начиная от волонтеров, приносящих нам обеды, и заканчивая правительством, которое назначило нам повышенные выплаты (уже, кстати, получили!). Среди моих коллег нет ни одного, кто бы отказался работать в ковидном госпитале.

И мы готовы работать столько, сколько понадобиться. Мы не можем уйти, потому что надоело или устали. И очень хотим, чтобы это все поскорее закончилось.

Выходя из "красной" зоны, персонал полностью разоблачается, костюмы проходят дезобработку, защитные средства отправляются в утиль.

Эта процедура занимает намного больше времени, чем вход. Тщательные гигиенические процедуры, душ. Нужно не вынести вирус из пределов инфицированного отделения. Преимущество инфекционистов оказалось в том, что они обучены мерам безопасности.

"Мы умеем одевать противочумные костюмы и средства индивидуальной защиты, - говорит Надежда. И на первых порах активно обучали других сотрудников больницы. Ведь рука об руку с нами работают с ковид-пациентами врачи других специальностей, многие терапевты переобучены для работы с инфекционными больными. И ни одного заболевшего медицинского работника за все время у нас, тьфу-тьфу, нет".

После всех процедур со снятием костюма - вкусный обед. Горячие блюда привозят врачам многие кафе, рестораны, просто предприниматели, оттого меню получается разнообразным и практически домашним. "Это действительно помощь, потому что мы часто задерживаемся на работе, и времени катастрофически не хватает", - говорит Надежда.

Тесты на коронавирус весь персонал больницы сдает каждую неделю. "Я не герой! - смеется Надежда. - Герой у нас, например, начальник госпиталя. А я просто выполняю свою работу, которую всегда любила".

Все материалы сюжета "COVID-19. Мы справимся!" читайте здесь.

Поделиться:
Количество просмотров: 142

Теги: Больные, пациенты, инфекция, врачи, болезни, медпомощь
Иллюстрация:
Чего пациенты боятся больше всего