Krasgmu.net Новости Здоровье Медицина Консультации Реклама Контакты Вход Мобильная версия (PDA)

Вадим Янин: «Участковый терапевт должен стать главным врачом для пациента»

Представляем вашему вниманию статью журналиста Андрея Курочкина, опубликованную в газете «Наш Красноярский край».

О кадровом обеспечении больниц и поликлиник края в целом и Норильска в частности – наш разговор с министром здравоохранения края Вадимом ЯНИНЫМ.

– Вадим Николаевич, эта тема волнует многих наших читателей и в городе, и в деревне. Когда наконец специалистов станет достаточно и все будут довольны?

– К сожалению, задача не имеет сиюминутного решения. В сфере здравоохранения края у нас работают порядка 10 тысяч врачей. Еще три тысячи – в педагогике, социальной отрасли, силовых структурах, в частном секторе. Это наша гвардия, которая есть на данный момент. Около шести тысяч ставок вакантно. Красноярский медицинский университет выпускает 400 молодых специалистов в год. Ровно столько же уходит из отрасли по разным причинам. Если обратиться к истории развития здравоохранения в регионе, то мы увидим, что такой баланс существовал постоянно. И в этом смысле кадровые вопросы всегда стояли остро. Выпускников, которые выйдут у нас из стен университета через 8–10 лет, мы знаем буквально поименно. Большего не будет. Мы вправе рассчитывать только на те силы, что у нас есть.

Что при этом происходит? Как и каждая государственная структура, лечебные учреждения имеют штаты, оформленные нормативно. То есть на определенное количество населения положено столько-то участковых терапевтов, невропатологов, кардиологов. Исходя из этого, рассчитывается фонд заработной платы, который и отдается лечебному учреждению для того, чтобы оно обеспечило население медицинской помощью. В том числе за счет имеющихся ресурсов, совместительства и так далее. Так вот – фонд не сокращался. Но никто денег из территорий, где есть жалобы на нехватку узких специалистов, в бюджет не вернул. Население между тем остается неудовлетворенным.

– И все же, если говорить о корнях кадрового дефицита…

– Получилось так, что в 90-х годах прошлого века образовалось множество новых должностей и новых возможностей для медиков. Эндоскописты, ультразвуковики, специалисты по КТ, МРТ и так далее. Эти профессии быстро стали популярными, но на самом деле ответственности за пациентов они не несут. А всего лишь констатируют видео- или фотофакт текущего момента. Такой специалист не ставит диагноз, не отвечает ни за клиническую часть работы, ни за тактику, ни за стратегию лечения. Кроме того, врачу сегодня можно уйти в фармбизнес, в продажи медоборудования, в экспертно-страховую компанию. И многие это делают.

Одновременно специальности стали еще сильнее заужаться. А терапевт, который по сути своей является главным для человека, который раньше брал ответственность лечить все виды патологий, связанных с внутренними органами, стал в сложившейся системе координат кем-то вроде диспетчера. Сидит, направляет людей к узким специалистам. К этой ситуации привык и сам пациент. К сожалению, участковому врачу он больше не доверяет.

– Почему?

– Мы столкнулись с парадоксальной ситуацией. Пациент стал значительно требовательнее в части личного видения своей патологии. Он считает, что знает больше и лучше врача, что может сам определить для себя и тактику, и стратегию лечения. Он ищет узких специалистов. Мол, зачем я к участковому пойду? Мне он не нужен. Я сам решу, что делать. И получается как в поговорке – «У семи нянек дитя без глазу». Когда человек бродит по поликлинике, собирает пачки рецептов и назначений у лора, пульмонолога, гастроэнтеролога, кардиолога… В итоге лечение обходится очень дорого – и для пациента, и для государства.

– Давайте все же вернемся к нехватке врачей. В деревнях жалуются – там их мало или нет вообще.

– Для любого узкого специалиста, например, нейрохирурга, характерны следующие медицинские признаки: наличие образования, постдипломного образования, доступ к информации, актуальной на текущий день в этой сфере. Допустим, поехал нейрохирург работать в поселок. С первыми двумя признаками у него все в порядке. А вот с третьим уже проблематично. Обмен опыта с коллегами? Так на селе их нет. И самое главное – личный опыт. Он накапливается, когда есть поток больных. А в деревне какой поток будет? И что произойдет с этим врачом через некоторое время?

– Он потеряет квалификацию.

– Правильно. Нет никакого смысла содержать штат узких специалистов на селе.

– И что же тогда делать?

– Возвращать доверие к терапевтам. У пациента должен быть один лечащий врач – его участковый. Именно он при необходимости проконсультирует, подберет нужные обследования, посоветует узких специалистов, которые помогут в лечении. Такая практика существует во всех цивилизованных странах. У человека есть свой доктор – семейный, участковый, земский – называйте как угодно. И только у нас люди пытаются сами найти то, чего им хочется.

– С селом понятно. Но врачей не хватает и в городах – как, например, в Норильске. Летом там вообще кабинеты опустели. Что случилось?

– Норильск всегда был самодостаточным городом. Есть такой показатель обеспеченности ресурсами, как количество врачей на 10 тысяч населения. В Норильске он выше, чем в целом по краю. Но люди там тоже перестают доверять своим участковым врачам. В результате образовался дефицит терапевтов – заполярные больницы заполнялись как раз больше узкими специалистами.

И второй момент, который подействовал. Отпускная кампания в норильских медучреждениях была проведена неравномерно. Врачи уехали в отпуск, не организовав адекватной медицинской помощи. Мало того – когда мы направили туда краевую бригаду, она была воспринята врачами и руководством поликлиник на местах не совсем адекватно. При этом главный врач, зная о проблеме, тоже совершенно спокойно отправился на отдых и не откликался на звонки. Я понимаю – с точки зрения Трудового кодекса он поступил, наверное, правильно. А с моральной?

Первое, что мы сделаем в Норильске, – начнем комплектование поликлиник участковыми врачами. Лечить нужно в комплексе. Узкий специалист не занимается комплексными проблемами. Это приоритет терапевта. Кроме того, губернатор дал поручение проработать вопрос организации интернатуры на северах. Этим мы тоже плотно занимаемся.

– Достаточно ли в больницах (не только Норильска, по всему краю) расходных материалов - бинтов, капельниц, шприцов? Люди говорят, что многое им приходится покупать самим.

– Были сбои, связанные с выполнением требований закона о закупках. Он очень жесткий там, где нужно принимать быстрые решения. Так, кстати, произошло на Таймыре и в Норильске – разыграли конкурс, а поставщик отказался его исполнять.

В этом году мы выстроили систему следующим образом. Зная реальную стоимость на рынке расходных материалов, предложили лечебным учреждениям централизовать закупки на уровне края. Не все пошло гладко, но сейчас на складах есть достаточные запасы повсеместно. И все же в случае, если вас просят принести что-то с собой, нужно как минимум проинформировать об этом свою страховую компанию. Такие поборы запрещены. И можно рассчитывать на компенсацию расходов за время, которое человек провел в стационаре.

– Как в целом вы оцениваете состояние системы здравоохранения в Норильске?

– Норильск для меня – тема родная и больная одновременно. Мне бы хотелось от норильских главных врачей большей консолидации. Сейчас они живут, словно сами по себе. Такого не было никогда. Жаль, что несколько в стороне держится муниципалитет, не вмешивается в ситуацию. Ведь из Норильска больницы никуда не переехали, они действуют, они обслуживают норильчан. И в этом отношении я приветствую любые взаимодополняюшие решения со стороны муниципальной власти по поводу функционирования больниц.

Сейчас мы вводим норильские медучреждения в нашу селекторную программу. Раз в неделю они будут отчитываться перед министерством о работе за прошедший период.

– Как идут дела на стройплощадке Норильского перинатального центра?

– Мы умеем возводить лечебные учреждения в Красноярске и крае, есть опыт взаимодействия со строителями, проектировщиками. В Норильске же столкнулись с проблемами. Начиная от качества проекта и заканчивая выбором подрядчика. Последнего мы нашли с трудом. Несколько раз конкурс переносился, потому что желающих строить не было. Вроде кризис в стране, а тут стройка грандиозная, стоимость тоже, но… Тем не менее работы идут, несмотря на все трудности заполярного строительства. В следующем году проект должен быть реализован.

У пациента должен быть один лечащий врач – его участковый. Именно он проконсультирует и подберет нужные обследования, направит к узким специалистам, которые помогут в лечении

Статья получена автоматически, источник:
© Андрей КУРОЧКИН, http://gnkk.ru
Дата публикации: 30.08.2016 14:36
Количество просмотров: 169
Вадим Янин: «Участковый терапевт должен стать главным врачом для пациента»

Система Orphus Нашли ошибку, выделите ее и нажмите вместе Ctrl и Enter

avatar
Медицинские новости Здоровье и Красота Медицинский Журнал Родители и Дети Онлайн Видео консультации врачей онлайн Онлайн консультации
ваши вопросы врачам
медицинские организации в Красноярске Каталог медучреждений
клиники в Красноярске
медицинские организации в Красноярске Бассейны для детей 0+
Бассейны для грудничков в Красноярске
Галонский Д.м.н. Галонский В.Г.
челюстно-лицевая ортопедия

Занимаетесь ли Вы спортом?
Всего ответов: 2011